Page 2

1    2

В июне 1918 года их удалось перебросить по железной дороге в Царицын. Четыре из них '(СКА № 513, 516, 541 и 542) вошли в состав Волжской военной флотилии  под  новыми  названиями:
"Пронзительный", № 6, "Дерзкий" и № 5. Четыре других (СКА № 514, 545, 54э и 547) были включены в состав Вольской флотилии под номерами 1, 2, 3 и 4. Позднее, сражаясь в составе Астрахано-Каспийской и Волжско-Каспийской флотилий, эти  катера стали именоваться "истребителями". Они участвовали во многих героических операциях Красного Флота.
        В начале 1919 года обстановка в низовьях Волги и на Каспийском море складывалась неблагоприятно для Красной Армии, Противник наступал на Царицын и Астрахань; большая часть Каспийского моря, включая  Петровск (Махачкала), остров  Чечень и  форт Александровский на полуострове Мангышлак, находились под контролем белогвардейцев и интервентов.  Однако Астрахано-Каспийская военная  флотилия, созданная в октябре 1918 года, смогла захватить инициативу и нанести упреждающий удар. На рассвете 30 апреля 1919 года отряд флотилии подошел к полуострову Мангышлак, и гарнизону форта Александровского  был предъявлен ультиматум. Выраженный на берег десант овладел фортом и мощной  радиостанцией,   служившей главным средством связи между штабами Деникина и Колчака.
        Не зная о захвате форта, белые продолжали   передавать   радиограммы, расшифровка которых раскрыла многие планы противника. Так, в ночь на 5 мая штаб Деникина радировал, что из Петровска в Гурьев на пароходе "Лейла" отправляется к Колчаку военная делегация во главе с генералом Гришиным-Алмазозым.   Командованию форта предписывалось встретить "Лейлу" в море и сопроводить ее до Гурьева. По приказу С. М. Кирова радиостанция передала Деникину шифровку:"Александровский встрече "Лейлы" готов". И тут же на перехват вражеского парохода были высланы миноносец "Карл Либкнехт" и катер-истребитель "Жуткий" (бывший № 5) под командованием И. Т. Вахнина.
        Утром 5 мая радист "Либкнехта" засек переговоры по радио между "Лейлой" и сопровождавшим ее вспомогательным крейсером "Президент Крюгер", а через несколько минут на горизонте показались два дымка. Приняв советские корабли за белый эскорт, вызванный для сопровождени "Лейлы" в Гурьев, командир крейсера решил, что она больше не нуждаетс в охране. "Президент Крюгер" повернул обратно и вскоре скрылся за горизонтом.
        Сблизившись с "Лейлой", советские корабли предложили переходу немедленно остановиться и дали предупредительный выстрел. Судно застопорило ход, на палубе началась паника. Гришин-Алмазов и его адъютант застрелились, остальных членов делегации взяли в плен вместе с важнейшими секретными документами, среди которых был набросок плана похода на Москву.
        21 мая 1919 года, после того как английская   авиаразведка  установила, что главные силы Астрахано-Каспийской флотилии ушли из форта Александровского, белогвардейска флотилия появилась у Тью-Караганского залива и открыла огонь по оставшимс советским кораблям: миноносцу "Москвитянин", минному заградителю "Демосфен", плавбазе "Ревель",  подводным лодкам "Минога" и "Макрель", вооруженному пароходу "Каспий"  и вспомогательным судам. В ходе разыгравшегос сражения снова блестяще проявили себя катера-истребители:  в критический момент боя, когда вражеские вспомогательные крейсера, не встречая сопротивления, устремились ко входу в залив, им навстречу вышли катера-истребители и подводна лодка "Макрель".  Смелая атака заставила противника отступить, но в этом бою погиб один из истребителей, "Счастливый" (бывший № 2). 22 ма вместе с другими кораблями флотилии пять катеров-истребителей ушли  из форта Александровского. Вернулись они туда через год.
        Весной 1920 года наступление советских войск на Северном Кавказе и в Закаспии резко изменило всю обстановку, и Волжско-Каспийская флотилия начала активные боевые действия. 2 апрел советские радисты перехватили белогвардейскую  шифровку, предписывавшую генералу Толстову оставить гарнизон форта Александровского, а самому уходить морем с ценностями и штабом. Чтобы сорвать этот замысел, в форт были срочно направлены миноносец "Карл Либкнехт" и катер-истребитель "Зоркий" (бывший № 6). Вечером 4 апреля на подходе к форту советские корабли обнаружили вражеские    вспомогательные    крейсера "Опыт" и "Милютин" и вступили  в двухчасовую   артиллерийскую  перестрелку.
        Став на якоря в виду форта, советские корабли предъявили гарнизону ультиматум с предложением о сдаче. Ответа не последовало. Тогда командующий отдал приказ экипажу "Зоркого" обстрелять форт. В ночь на 5 апреля истребитель проник в бухту и открыл артиплерийско-пулеметный огонь по штабу и казармам. Белогвардейцы тут же поспешили передать по радио о своей готовности капитулировать.
        После Энзелийской операции катера-истребители были переброшены на Азовское море: в августе 1920 года из Астрахани в Мариуполь прибыли "Смелый" (бывший № 1), "Зоркий", "Жуткий", "Беспокойный" (бывший № 4) и "Пылкий" (бывший № 3), а в октябре— "Дерзкий" и "Пронзительный". В составе Азовской флотилии они вместе с другими кораблями сражались у Белосарайской косы, участвовали в высадке десанта у Приморско-Ахтарской станицы, а после освобождения Крыма были зачислены в морские силы Черного меря.
        Иначе сложилась судьба остальных "американских" катеров. Еще в ноябре 1916 года командующий Черноморским флотом потребовал улучшить мореходность и увеличить скорость строящихс сторожевых катеров. В связи с этим Главное управление кораблестроения заказало в Гринпорте восемь катеров четвертой серии, получивших заводские номера с 290-го по 297-й. При водоизмещении 25 т они имели длину 21,95 м, ширину 3,35 м, осадку 0,61 м. Три мотора по 360 л. с. сообщали им скорость в 30 узлов. При запасе бензина 4 т дальность плавания 20-узловым ходом составляла 500 миль.
СТОРОЖЕВОЙ КАТЕР ФИРМЫ «ГРИНПОРТ», РОССИЯ, 1915 г.
Строился в США для несения сторожевой службы, по заказу Главного управления кораблестроения. Водоизмещение 14,5 т, суммарная мощность трех бензиновых моторов 525 л. с., скорость хода 24 узла. Длина наибольшая 18,29 м, ширина 3,05 м, среднее углубление 0,86 м. Вооружение: одна 47-мм пушка, одна 37-мм пушка, два пулемета. Строились тремя сериями: первая — 12 единиц (заводские номера <№ 233—244), вторая — 6 (№245—250), третья — 18 (№254—265 и № 282—287). Из них в состав Черноморского флота вошла 31 единица.
        После вступления США в войну в апреле 1917 года построенные для России катера были реквизированы американским флотом, и вызволить их удалось только к осени. Пять катеров (№ 290—294) прибыли в Архангельск в ноябре 1917 года, судьба же последних трех истребителей неизвестна. Четыре из доставленных в Архангельск катеров в марте 1919 года причислили к белогвардейской Онежской  флотилии под названиями "Безжалостный", "Безрассудный", "Беззаветный" и "Бурный". Брошенные белогвардейцами в Мурманске, они вошли в состав морских сил Северного моря под номерами М7, М15, М16 и М17. Осенью 1920 года три последних катера были переведены в Мариуполь и  впоследствии переданы Черноморскому флоту.
        Из более чем 20 сторожевых катеров, оставшихся в Крыму во время оккупации его немцами, белогвардейцы использовали менее половины, остальные были либо уведены интервентами, либо находились в портах в неисправном состоянии. Спешно покидая Севастополь, врангелевцы бросили шесть катеров-истребитепей  -  "Заветный", "Достойный", СК 46, СК 47, СК 48 и СК 50. Вместе с семью катерами, доставленными с Каспия, и тремя, привезенными с севера, они составили основу знаменитого Дивсторката -  дивизиона сторожевых и торпедных катеров, ставшего колыбелью советского катерного флота.

Prev. page
Back