Page 2

1    2


Жестокий урок был весьма обиден англичанам, тем более что они являлись пионерами в создании высадочных средств. Еще в ходе осады Севастополя в 1854 году британцы применили паромы для перевозки лошадей, представлявшие собой настилы над несколькими рядами связанных между собой пустых бочек. Паромы обладали хорошей остойчивостью и грузоподъемностью, но были совершенно неуправляемыми, и их пришлось гонять вдоль каната, натянутого между транспортом и берегом на манер речной паромной переправы. Спустя почти четверть века, в 1878 году, при высадке на остров Крит британцы решили ту же задачу более квалифицированно. Индийскую кавалерию доставляли на берег уже специально построенные паромы. Эти суденышки имели все характерные признаки будущих десантных кораблей: малую осадку, просторный трюм и откидывающуюся переднюю стенку, которая служила сходней после того, как носовая часть садилась на грунт. Эта стенка получила название "аппарель" (от многозначного французского - "устройство", "приспособление", даже "железнодорожный въезд".). Паром вмещал пару орудий с прислугой (или 10 лошадей) и позволял высаживаться даже с некоторым комфортом. Недостаток заключался в отсутствии собственного двигателя, паромы приходилось буксировать до берега паровыми катерами или весельными шлюпками.
Готовясь к высадке в Дарданеллах, англичане предприняли необходимые меры, но, увы, слишком поздно. В начале 1915 года, буквально за месяц до операции, они сконструировали самоходный десантный лихтер, с открытым трюмом и невооруженный, но способный принять на борт до 500 человек (или 40 лошадей), а главное, имевший собственный двигатель. Для этой цели избрали дизель Болиндера, производимый по шведской лицензии небольшой фирмой "Джеймс Поллок и сыновья", простой и надежный, хотя маломощный (50 - 70 л.с.). В феврале 1915 года Адмиралтейство заказало сначала 200, а затем еще 50 лихтеров "Х" (так назвали новое средство высадки). Естественно, ни один из них не подоспел к мартовской высадке в турецких проливах, однако при повторном десанте в бухте Сувла в августе того же года лихтеры уже приняли самое активное участие. Они сыграли важную роль, сведя потери англичан и австралийцев у уреза воды к минимуму. Вновь медлительность не позволила союзникам развить успех, но сама высадка прошла гораздо организованнее, чем несколькими месяцами раньше. Но особенно удалась британцам эвакуация их войск с дарданелльских берегов. Специальные средства (игравшие теперь роль не высадочных, а посадочных) помогли англичанам провести ретираду настолько скрытно, что находившиеся буквально в сотне метров турки не сумели им помешать. Впоследствии построенные в значительных количествах "иксы" применялись в Месопотамии, а три десятка из них дослужили до второй мировой войны.
Десантный лихтер типа "X", Англия, 1915 г.
Водоизмещение от 160 т (1-я серия) до 137т (2-я серия), длина 30-32,2 м, ширина 6,1 -6,4 м, осадка 1,1 м. Мощность дизельного двигателя 60 л.с., скорость 8 уз.
Вооружения не имели, могли принимать до 500 чел., или 40 лошадей, или 2-4 орудия.
Всего построено 200 лихтеров 1-Й серии ("Х-1"-"Х-200"), 25-2-й серии ("Х-201"-"Х-225") и 25 несамоходных ("DХ-1" - "DХ-25"), предназначенных для буксировки. Большинство продано на слом в 20-е годы. 32 единицы участвовали во 2-й мировой воине.
Между тем с другой стороны от турецких проливов русские генералы и адмиралы не собирались безучастно наблюдать за перипетиями борьбы своих "заклятых друзей" с турками, целью которой являлась главная для России приманка - Царьград-Константинополь. Операция против Босфора планировалась в течение чуть ли не тридцати лет, для нее строились броненосцы с сильным носовым огнем (тип "Екатерина II"), но от о специальных высадочных средствах заранее позаботиться не удосужились. А между тем обширное и ничем не прикрытое южное (турецкое) побережье Черного моря представляло собой заманчивую цель.
В попытке спешно догнать союзников Морское министерство России обратило свой взор на отличный "подсобный материал", находящийся буквально под рукой - на Азовском море. Его мелководное побережье и плохо оборудованные порты заставляли местных негоциантов использовать традиционные азовские шхуны и баржи, которые имели большую вместимость и незначительную осадку, резко уменьшавшуюся к носу. Все эти суда могли выгружаться прямо на пляжах, при этом самые крупные из них совершали дальние походы аж до Балтики.
Проще всего было построить небольшие десантные баржи, аналогичные британским "иксам". И действительно, за пару месяцев русские конструкторы творчески проработали азовский вариант. Результатом явилось судно, очень похожее на "англичанина", вплоть до того, что на нем применили те же самые дизели. Не мудрствуя лукаво, назвали "болиндером" и сам корабль в целом, хотя заказ на двигатели выдали сразу нескольким шведским фирмам. Кстати, именно нехитрая энергетическая установка стала камнем преткновения в производстве. Свыше половины из 50 заказанных лихтеров, к постройке которых приступили в середине 1916 года, пришлось выпустить в свет без моторов, так как их производство и доставка затянулись на неопределенное время. Поэтому для высадки войск на турецкое побережье у Ризе и Атины использовались в основном самоходные боты водоизмещением до 300 т, которые могли принимать до 100 т груза.
Десантная баржа типа "болиндер". Россия,1916 г.
Водоизмещение 255 т, длина максимальная 54,7 м, ширина 7,1 м, осадка 1,2 м. Два дизельных двигателя общей мощностью 50 л.с., скорость 5,5 уз.
Вооружения не имели, могли принимать до 520 чел. десанта. Построено 50 единиц, из них 29 - без двигателей. В гражданской войне использовались в качестве ппавбатареи и канонерских лодок. В составе Азовской флотилии в 1920 г. находились 7 "болиндеров", вооруженных одним 152-мм или 130-мм орудием.
Боты и "болиндеры" представляли собой достаточно простые и удобные средства выгрузки, но их грузоподъемность и дальность плавания были слишком малы. Поэтому русские специалисты обратились к более крупным азовским прототипам. Удачной находкой сочли шхуну водоизмещением около 1000 т, принадлежавшую купцу греческого происхождения Эльпидифору. Это был почти готовый десантный корабль. (Имя ее владельца вошло позже в военно-морскую историю, послужив обозначением для целой серии специальных судов.)
Морское министерство очень долго раскачивалось и выдало заказ на 30 "эльпидифоров" только непосредственно перед февральской революцией. Осенью 1917 года заказ урезали на 10 единиц. Судно сохранило все черты своего торгового "предка", но было значительно улучшено. Оно было оборудовано двойным дном и специальными балластными цистернами, позволявшими притапливать кормовую часть и тем самым облегчать нос, который имел при этом нулевую осадку и мог "въезжать" на берег. Во всех помещениях появился электрический свет, на передней мачте установили прожектор, в рубке - радиостанцию, а под полубаком оборудовали порты для выгрузки полевой артиллерии и грузов. Ограждения люков подкрепили, чтобы они могли выдержать тяжесть двух гидросамолетов или быстроходных катеров. Мощное вооружение из трех 102-мм пушек, двух 75мм зениток и двух пулеметов позволяло эффективно поддерживать высаживающиеся войска. В общем, "эльпидифоры" можно считать самыми удачными и совершенными десантными средствами первой мировой войны. Единственным их недостатком являлась небольшая скорость - всего 10 узлов. Причиной стала тривиальная экономия: после войны десантные пароходы предполагалось распродать в частные руки, а так как эксплуатация быстроходных шхун была бы экономически невыгодной, это могло резко сократить число возможных покупателей.
Октябрьская революция и последовавшая за ней гражданская война не дали возможности использовать эти прекрасные суда по прямому назначению (упоминающиеся в сообщениях о десантах "эльпидифоры" являлись мобилизованными азовскими торговыми шхунами). Только три из них-№ 410, 411 и 412 - удалось построить по первоначальному проекту в 1919 году, а через год они достигли вожделенного Константинополя, но увы - не победителями. Вместе с другими кораблями они были отправлены белогвардейцами в Бизерту. В июне 1920 года советское руководство приняло решение о достройке еще шести единиц в качестве канонерских лодок с вооружением из трех 130-мм и двух 76-мм зенитных пушек. Удалось переоборудовать только три судна, из которых "Эльпидифор-415" погиб в самом начале 1921 года: в ходе боя с белыми он выбросился на берег и получил сильные повреждения во время шторма. Два других с 1923 года стали называться "Красная Абхазия" (№ 413) и "Красный Аджаристан" (№ 414). Вскоре к ним прибавились еще две "красные республики": "Красный Крым" (с 1939 года - "Красная Армения", № 416) и "Красная Грузия" (№ 417). Остальные достраивались в качестве крайне необходимых Советской России транспортных судов - нефтеналивных и сухогрузных.
Канонерская лодка "Красная Абхазия" ("Эльпидифор-413"), Россия, 1920 г.
Водоизмещение 1400 т (по проекту 1050 т), длина 74,7 м, ширина 10,4 м, осадка 1,8 м. Две паровые машины общей мощностью 600 п.с., скорость 10 уз.
Вооружение: три 130-мм орудия (по проекту три 102-мм), две 76-мм зенитные пушки, до 120 мин.
Всего заказано 20 единиц, 3 единицы (№ 410-412) построены в 1918 г. по первоначальному проекту как десантные суда, остальные достраивались в СССР после гражданской воины по различным проектам (№ 413, 414, 416 и 417-в качестве канонерских лодок, № 420 - 422 - как нефтеналивные баржи, № 424 - 427 - как баржи для перевозки угля). № 428 и 429 разобраны на стапеле.
В то время как российский флот использовал весьма совершенные десантные средства в простых транспортных операциях, англичанам вновь пришлось импровизировать во время одной довольно опасной высадки. В 1918 году они сделали попытку заблокировать бельгийские порты Остенде и Зеебрюгге, которые немцы использовали в качестве баз для своих подводных лодок. Чтобы провести брандеры через узкий канал и затопить их на фарватере,необходимо было уничтожить германские батареи, находившиеся на огромном молу вокруг гавани Зеебрюгге, а сделать это мог только десант.
В качестве основной ударной силы руководитель операции адмирал Кийз выбрал старый бронепалубный крейсер "Виндиктив", который должен был подойти к молу и высадить людей прямо на набережную. Для этого крейсер оборудовали специальными мощными крюками для крепления корпуса у мола, дополнительной палубой по левому борту и 18 сходнями, удерживаемыми стрелами. Пользуясь сходнями, батальон рассчитывал оказаться на набережной в течение считанных секунд. Для огневой поддержки вместо штатной 6-дюймовой артиллерии установили пулеметы, пару огнеметов, крупнокалиберные гаубицы и минометы. Рубку и мостики обложили ограждениями из пробковых коек и мешков с песком. Операцию готовили очень тщательно; в частности, предусматривалось, что крейсер будет прижимать к молу специально выделенный паром "Дэффодил".
И все же операция удалась только частично. Хотя массивный крейсер получил от германских батарей лишь незначительные повреждения, в то время как его орудия стреляли в противника практически в упор, и десант, и экипаж понесли тяжелые потери. Из 18 сходен невредимыми остались только четыре.Тем не менее "Виндиктив" уцелел и с остатками десанта вернулся в Англию. Единственным трофеем операции был огромный обломок мола, застрявший на выступе борта необычного десантного корабля. Несмотря на то, что британцы потеряли свыше 600 человек убитыми и ранеными, они временно заблокировали порт, осуществив одну из самых смелых морских диверсионных операций, достойно увенчавшую первую мировую войну.
Крейсер - штурмовой десантный корабль "Виндиктив", Англия, 1900/1918 г.
Водоизмещение 5750 т, длина максимальная 104,2 м, ширина 17,5 м, осадка 6,1 м. Две паровые машины общей мощностью 16 000 л.с., скорость максимальная 19 уз. (к 1918 г. - около 15 - 16 уз.).
Бронирование: палуба 37 - 76 мм, пояс в носовой части 51 мм, боевая рубка 229 мм.
Первоначальное вооружение: четыре 152-мм, шесть 120-мм, восемь 76-мм и три 57-мм орудия. При подготовке к десанту в Зеебрюгге большая часть орудии снята и заменена на одну 280-мм и две 190-мм гаубицы, два 40-мм автомата, два миномета и несколько станковых и ручных пулеметов.

Prev. page
Back